пятница, 19 июля 2013 г.

Вслед за царём, который проехал мимо



Любители сибирской старины никогда не обходили Колывань стороной, но в этом году гости приезжают сюда особенно часто

В июне Колывань отметила свой 300-летний день рождения. Какие тайны хранит древняя земля? Мы прошлись по ее улицам вместе с экскурсоводом, заглянули почти во все интересные места старинного города и узнали, как жили аборигены сибирской земли.

«Почему мы называем нашу Колывань музеем под открытым небом? — задает вопрос экскурсовод краеведческого музея Нина Зацепина и сама же на него отвечает: — Что ни дом, то памятник архитектуры». Следуя за гидом, изучаем купеческие дома, крепкие особняки, в которых когда-то жили самые зажиточные колыванцы.

Рейнско-колыванское к столу!
— Дом Фёдора Кривцова, дом купца Фрадкова: два этажа, — с рекламными нотками в голосе рекомендует Нина Зацепина. — Внизу были магазины, вверху жили семьи. Сегодня так, наверное, живут наши современные российские купцы, новые русские.

В одном из колыванских домов, рассказывает экскурсовод, когда-то располагались знаменитые «рейнские погреба», но не обошлось без интриги…
— Не обманешь — не проживешь, — шутит гид, раскрывая тайну ушлых сибиряков, живших в Колывани много лет назад. — Купцы изготавливали свое вино, заказывали у стеклодувов красивую посуду и продавали колыванское как рейнское. Вино расходилось хорошо, значит, было вкусное.
По ходу экскурсии выслушиваем интересное замечание по поводу качества кирпича известково-яичного замеса, из которого в те годы строили особняки. Как проверяли крепость материала? Способ варварский, но верный. Брали несколько кирпичей и бросали их об пол: если разбивался хотя бы один, забраковывали всю партию.

Драгоценная солонка
Самый красивый в Колывани дом был построен в 1887 году. Повод пустить пыль в глаза всей округе нашелся крайне важный. Планировалось, что в доме этом по пути из Владивостока в Петербург остановится император Николай II.

Готовились не покладая рук. Рассчитывалось все, вплоть до того, с какой солонкой на хлеб-соли люди будут выходить и кланяться своему царю, но планам не суждено было сбыться. В 1891 году император действительно проезжал неподалеку, но заглянуть в Колывань у него не хватило времени.
Старинный дом, «в который не приехал Николай», сменил немало названий. В разные годы в его стенах располагались и больница, и учебные классы, и столовая, и общежитие. В скором времени сюда переедет краеведческий музей, который сейчас остро нуждается в свободных квадратных метрах.
Необычайно, но факт: в Колывани до сих пор работает почтовая контора — единственный сохранивший свое назначение памятник о Московском сибирском тракте. Даже сегодня отсюда, как и сотню лет назад, можно отправить письмо. Энергетика в старом здании — не описать словами! Сколько в разные концы страны из этой точки на карте улетело приветствий, пожеланий и рассказов о жизни.

Судьба золотых куполов
Колывань интересна не только купеческими домами, но и возможностью узнать историю разрушенных при большевиках храмов.
От Свято-Троицкого собора, построенного в 1862 году, остался остов без куполов, но один из приделов восстановлен, и здесь уже давно проходят богослужения.

Достопримечательность собора — икона Казанской Божьей Матери, найденная среди развалин. Люди считают ее чудотворной, рассказывает нам отец Дмитрий, и приезжают поклониться ей едва ли не со всей области.

На окраине Колывани расположен другой храм с интересной судьбой — храм Александра Невского. Он относится к типу трапезных храмов, и с высоты птичьего полета напоминает правильный крест.

— Проект храма был утвержден и одобрен Священным синодом, но строительству помешала трагедия — убийство Александра II, — рассказывает монахиня Матрона, молодая женщина, живущая в монастыре при храме. — Тогда житель Колывани купец первой гильдии Кирилл Кривцов решил построить храм на собственные средства, за что все колыванцы были безмерно ему благодарны.

После 1917 года храм был закрыт, а при Хрущёве на его территории вообще устроили свалку. Долгие годы он стоял в запустении как немой упрек, но потом был восстановлен всего за полтора года.

В Колывани поговаривают, что все, кто когда-то приложили руку к разрушению этого храма, впоследствии пострадали. Так, у тракториста, который помогал сносить купола, по роковому стечению обстоятельств погибла внучка. Правда это или нет, неизвестно, но слух живет.

Есть еще одна интересная история. При храме стоит памятник погибшим большевикам. Красноармейцы и монахини — что может связывать этих людей?
— Они были такими молодыми, когда творили все свои хорошие и нехорошие дела, — комментирует монахиня Матрона. — Время было тогда сложное, а Господь принимает всех.

Чем накормили Чехова?
Император Николай проехал мимо — вот незадача, но без гостей с именем все же не обошлось. Мемориальная доска на здании почты гласит, что в Колывань когда-то приезжал Чехов. В своих сибирских очерках он отмечал гостеприимство, открытость, зажиточность и чистоплотность сибиряков. «Нигде не едал таких вкусных пирогов, как в Сибири, и ни одна хозяйка не посадила за стол, не постелив перед этим свежей скатерти», — цитирует классика экскурсовод Нина Зацепина.

Были проездом в Колывани и другие писатели, например Радищев. Правда, повод для визита был совсем не радостным. Говорят, он одним из первых проследовал по знаменитому кандальному пути.

Через Колывань проходила грунтовая дорога, которая соединяла Санкт-Петербург и Москву с восточными границами государства, узнаем по ходу экскурсии. Участок от Тары до Томска обслуживали казаки Чаусского острога. Изначально дорога эта строилась как торговая, но потом стала «политической». Декабристы, их жены и невесты — все проехали по нашей новосибирской земле.
Одна из жен декабристов писала: «До какой-то Колывани мы доехали за 17 дней».
— Учитывая, что ехали на повозках, то вроде бы и быстро, — комментирует экскурсовод.

Невесте — самопряху, итальянцу — серп
В краеведческом музее Колывани можно увидеть, как выглядели когда-то изнутри простые колыванские дома. Центральное место занимала русская печь.
— Одним духом можно было быть сытым, — комментирует Нина Зацепина, нахваливая русскую печку, — и щи, и супы на ней готовили, и лечились от ее тепла.

Возле печки — разнообразная утварь и предметы старинного сибирского быта, которые так любят рассматривать иностранцы.

— Не так давно к нам приезжал режиссер из Италии, он делает фильм о Сибири. В крестьянской комнате я показала ему самопряху, которую женихи дарили к сватовству, а он тут же у меня и спрашивает: «А ваши сыновья дарили такие своим невестам?» — с улыбкой вспоминает Нина Зацепина.
Удивил гостя и герб уездного города Колывани начала прошлого века, на котором есть изображение серпа.

— Почему здесь советская символика? — поинтересовался итальянец. Ему оказалось невдомек, что серп — это не только «коммунисты», но и простейшее орудие труда, которым кормились на Руси.

Туристов из Германии, побывавших в музее, обрадовала машинка «Зингер», рассказывает экскурсовод. Правда, удивила стоимость. Колыванские модницы могли купить чудо-технику только за бешеные деньги, стоила она аж 70 рублей, то есть по староколыванскому курсу рубля больше 15 коров и около 30 телят. Корова стоила тогда 4,5, а теленок — всего 2,5 рубля.

Хорошо, что такие несоответствия сегодня только лишний повод вспомнить и погрузиться в историю родного края. 

Нашталова, Наталья. Вслед за царём, который проехал мимо // Советская Сибирь. - 2013. - 17 июля. - С.

Источник:  http://www.sovsibir.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий